Отзывы 1

Валерий Степанов

19 мая 2014
Так сильно за душу зацепила Ваша песня "99 сражений " день из-за дня слушаю и не могу наслушаться !!! Я Вами горжусь и обожаю Ваше творчество !!! Творите и радуйте нас зрителей своими песнями и дальше !!!Если можно вышлите эту песню и текст!!! Заранее благодарен !!!

Сердюков Сергей

Спасибо Валерий за теплые слова! Конечно же вышлю песню)
Добавить отзыв
Code

История

СЛУГА ЦАРЮ, ОТЕЦ СОЛДАТАМ

«Мы русские, с нами Бог!»

А. В. Суворов

Суворов Александр Васильевич — князь Италийский, граф Рымникский и Священной Римской империи, генералиссимус русск. армии и генерал-фельдмаршал австрийской, величайший русский полководец.

Начав свою многолетнюю службу с солдатских чинов, Суворов хорошо изучил русского солдата. Суворов воспитывал в нем сознание воинского долга, стремился выработать в подчиненных солдатах и офицерах такие качества, как инициатива, находчивость, сообразительность, личный почин.

Сущность наступательной тактики Суворов лаконично выразил тремя принципами – глазомер, быстрота, натиск

«Неприятель нас не чает, считает нас за сто верст. Вдруг мы на него как снег на голову. Закружится у него голова. Атакуй, с чем пришел, чем бог послал!», писал Суворов в своём труде «Наука побеждать»

Не многие знают, что свою военную карьеру А.В.Суворов начал в должности интенданта , отвечая за снабжение войск . Здесь он сделал своё первое революционное открытие в области наступательной тактики. В то время армии двигались примерно так, как сейчас ходят в поход туристы: идут, пока не проголодаются и не устанут, затем останавливаются на привал и занимаются приготовлением пищи. При этом и кашу себе солдаты варили сами. А для этого надо и хворост натаскать и дров нарубить, и котлы помыть, и огонь поддерживать, и кашу помешивать. А ведь надо еще лошадей накормить-напоить. Поэтому настоящий отдых начинался только после приготовления пищи, а там уже и опять двигаться пора, а в животе уже опять пусто. Из-за всего этого норма движения армии в то время была всего 20 км в сутки.

Суворов радикально изменил организацию марша.

В намеченные на карте места привалов он заранее высылал специальную группу кашеваров на конных повозках в сопровождении конного боевого охранения. Прибыв на место намного раньше пехоты, кашевары тут же брались за работу. К моменту подхода основных частей еда была готова. Не тратя сил на самостоятельную кухонную возню, солдаты отдыхали за эти 30-60 минут намного лучше, чем раньше за 2-3 часа. В результате в суворовских войсках суммарное время привалов уменьшалось на 5-6 часов в сутки, но солдаты при этом оставались свежими и бодрыми, и, как следствие, проходили на десятки километров больше любых других армий.

Так родилась та самая быстрота передвижения русской армии, которая изумляла противников.

Но у этого нововведения обнаружилось еще одно важное свойство - полководец, зная расположение вражеской армии может спланировать пункты приемов пищи так, чтобы войска, быстро перекусив, подошли к неприятелю свежими и полными сил, и сразу, сходу, вступили в бой. "Голова хвоста не ждет" - говорил Суворов. Тогда так не воевал никто.

В то время армии перед сражением располагались лагерем, отдыхали, производилась разведка, составлялся план сражения. Поэтому внезапное нападение русской армии, сходу вступающей в бой, производило ошеломляющее впечатление. Сохранились свидетельства польского офицера: "Бывало, займешь позицию, ждешь русских с фронта, а он бросается либо с тылу, либо во фланг. Мы разбегались более от страха и внезапности, нежели от поражения". Это и был тот самый натиск.

Чудо-богатыри Суворова маршировали так быстро, что на вопрос полководца "Далеко ли до Луны?" отвечали: "Два суворовских перехода!".

В 1768 - 1772 гг. во главе Суздальского полка, затем бригады действовал в Польше против конфедератов. Вступив на территорию Польши, Суворов видел свою задачу в том, чтобы способствовать прекращению мятежа против законного короля Речи Посполитой и утверждению мира на польской земле. В период борьбы с конфедератами Суворов получил чин генерал-майора и свой первый боевой орден - святого Георгия, и не 4-й степени, как полагалось по статусу, а сразу 3-й.

По возвращению в Россию он рвался на войну с Турцией, но был командирован Екатериной II на русско-шведскую границу в Финляндии для изучения там военно-политической ситуации и состояния обороны. В 1773 г., наконец, был назначен в 1-ю армию П.Румянцева, действовавшую на Дунае. В мае - июне с отрядом проводил боевые рейды, в одном из них вопреки запрету командующего атаковал и взял Туртукай. Румянцев хотел наказать молодого генерала за своенравие, но Екатерина II написала ему: "Победителей не судят" - и наградила Суворова орденом святого Георгия 2-й степени.

В сентябре 1773 г. Суворов руководил обороной Гирсово и отбросил турецкие войска от города. В июне 1774 г. вместе с генералом М.Каменским он нанес поражение при Козлудже 40-тысячному турецкому корпусу; два генерала сражались тут согласованно, хотя не любили друг друга. 10 июля Кючук-Кайнарджийский мир закрепил успехи русской армии в войне. По этому случаю Александр Васильевич был награжден золотой шпагой, украшенной бриллиантами.

В 1774 - 1786 гг. Суворов командовал дивизиями и корпусами на юге России, способствуя там деятельности графа Потемкина по военному укреплению приобретенных территорий. Руководил сооружением Кубанской укрепленной линии и усилением обороны Крыма, в 1778 г. предотвратил высадку турецкого десанта в Ахтиярской (Одесской) бухте. Награжден орденами святого Александра Невского (1779 г.), святого Владимира 1-й степени (1783 г.), с 1786 г. - генерал-аншеф.

В войну с Турцией 1787 - 1791 гг., явившую всем его полководческий гений, Суворов вступил в возрасте 56 лет - почти преклонном. Но, сохраняя военный азарт и отвагу, он прибавил к ним возраставшую мудрость военачальника. В начале войны Александр Васильевич командовал 30-тысячным корпусом, оборонявшим побережье в районе Херсон - Кинбурн. Ему удалось разгромить крупный десант турецкого флота на Кинбурнской косе и расстроить первоначальный военный план противника. Потемкин, ходатайствуя перед Екатериной о награждении героя Кинбурна высшим орденом - святого Андрея Первозванного, писал ей: "Суворов на шестидесятом году служит с такой горячностью, как двадцатипятилетний". Он сравнивал его с другими

генералами: "И сколько таких, в коих нет ни веры, ни верности! И сколько таких, в коих ни службы, ни храбрости. Награждение орденом достойного - ордену честь. Я начинаю с себя - отдайте ему мой..." Награждение состоялось.

В 1788 г. в составе Екатеринославской армии Потемкина Суворов участвовал в осаде Очакова. Взятие Очакова затягивалось, и, иронизируя по поводу "осады Трои", Александр Васильевич сетовал на медлительность командующего, имел с ним объяснения. В одной из вылазок против города- Суворов был ранен и на несколько месяцев выбыл из строя. В 1789 г. он вернулся на театр войны, где Потемкин командовал уже объединенной армией, и возглавил корпус в войсках Н.Репнина, действовавших в Молдавии и Бессарабии. 21 июля при участии союзников, австрийцев, он нанес сокрушительное поражение турецкому корпусу Осман-паши при Фокшанах. 11 сентября на реке Рымник во главе русско-австрийских войск наголову разгромил по частям турецкую армию, вчетверо превосходившую войска Суворова по численности. Русско-австрийские войска здесь наступали двумя колоннами, первую вел русский генерал-аншеф, вторую - австрийский принц Кобург. Александр Васильевич требовал от войск: "Построясь ордером баталии, вмиг перешед Рымну, идти храбро, атаковать всех встречающихся варваров лагери. Один за другим. До конца... Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня". За победу при Рымнике Суворов был удостоен ордена святого Георгия 1-й степени и титула графа Рымникского. Во всех своих дальнейших боевых походах он будет носить шейный крест белой эмали - любимый им рымникский Георгий.

В ноябре 1790 г. Суворов получил от Потемкина ордер: "Измаил остается гнездом неприятеля, и хотя сообщение прервано через флотилию, все равно он вяжет руки для предприятий дальнейших. Моя надежда на Бога и вашу храбрость. Поспеши, мой милостивейший друг!" Прибыв под Измаил, имевший 35-тысячный гарнизон и укрепления, сделанные французскими инженерами, Суворов в две недели управился с подготовкой к штурму, и 11 декабря эта грозная турецкая крепость пала, не устояв перед героизмом русских солдат и офицеров. Веря в доблесть генерал-майора М.Кутузова, Суворов назначил его еще до взятия крепости комендантом Измаила. Штурм Измаила, принесший Суворову известность далеко за пределами России, явился выдающимся образцом ускоренной атаки крепости, комбинированных действий сухопутных войск и речной флотилии. В честь этого подвига полководца по распоряжению Екатерины была выбита золотая именная медаль с профилем Суворова, кроме того, он удостоен почетного звания подполковника лейб-гвардии Преображенского полка. До сих пор историки спорят, почему Суворов не получил за Измаил фельдмаршальский чин, большинство считают; что Потемкин не захотел поднимать своего лучшего генерала до высот главного героя войны, оставив эту честь за собой. Впрочем, смерть светлейшего князя Таврического в октябре 1791 г. сильно огорчила Суворова, который с глубоким уважением относился к государственным способностям Потемкина.

После окончания войны с Турцией Александр Васильевич командовал различными соединениями в Финляндии и на юге России, руководил строительством приграничных укреплений. В августе 1794 г. он был направлен в Польшу для усмирения восстания, руководимого Тадеушем Костюшко. Императрица говорила: "Я направляю в Польшу двойную силу - армию и Суворова". Ее надежды оправдались: Суворов нанес повстанцам ряд поражений, штурмом взял предместье Варшавы - Прагу и занял столицу. Действовал решительно, но с соблюдением гуманности к мирным жителям. Екатерина пожаловала его чином генерал-фельдмаршала.

В 1796 г. граф Рымникский был назначен начальником 80-тысячных военных сил в южных и юго-западных губерниях. В Тульчине он закончил свою "Науку побеждать", в которой обобщил многолетний опыт обучения войск. Порядки, насаждаемые в русской армии Павлом 1, вызывали резкую критику со стороны Суворова, что послужило причиной его опалы и увольнения в отставку в феврале 1797 г. В течение 2-х лет он жил под негласным надзором в своем имении Кончанское Новгородской губернии.

В связи с образованием 2-й антифранцузской коалиции Павел по настоятельной просьбе союзников в феврале 1799 г. назначил Суворова главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию; фельдмаршалу были подчинены и австрийские войска. Действуя умело и решительно, Суворов нанес ряд поражений французским войскам и освободил от них всю Северную Италию. Из-за независимой политики Австрии, имевшей в Италии свои интересы, Суворов был вынужден принять план движения в Швейцарию. В труднейших условиях заснеженного альпийского высокогорья, окруженные втрое превосходящими силами противника, войска русского полководца с боями перешли через Альпы, покрыв себя неувядаемой славой. "Побеждая повсюду и во всю жизнь вашу врагов Отечества, - писал Суворову Павел 1, - не доставало вам еще одного рода славы: преодолеть самую природу; но вы и над нею одержали верх". Вскоре русский император, недовольный политикой союзников, отозвал свои войска в Россию. Наградой Суворову стали титул князя Италийского и звание генералиссимуса. Предвидя, что Франция не остановится перед завоевательными походами, генералиссимус говорил: "Я бил французов, но не добил. Париж - мой пункт. Беда Европе!"

Походы 1799 г. надломили силы 70-летнего полководца. Больным вернулся он в Петербург (апрель 1800 г.), где вскоре умер. Прах его покоится в Александро-Невской лавре. На надгробной плите высечена краткая надпись: "Здесь лежит Суворов".

Всю свою жизнь Александр Васильевич Суворов отдал служению России, говоря: "Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека; но я заключал доброе имя мое в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию".

История героического пути
Яндекс.Метрика